У нас нет времени на раскачку

 

Владимир Кунов

 

Есть такая убедительная фраза руководителей любого ранга. Это в смысле: надо засучить рукава и тогда мы горы можем своротить, проливы перекрыть мостами, железные дороги проложить прямо-таки в никуда, реки повернуть вспять, главное, ракеты придумать гиперзвуковые. Ракеты особенно хорошо получаются, а весь остальной мир пусть прижимает хвост. Знай наших!

Всё это я услышал и увидел в первый раз давным-давно по телевизору. Экраны тогда были поменьше, чем нынешние, но присмотреться повнимательнее выражения лиц совпадают, в смысле тогда и теперь. То есть, в основном, народ спит. Некоторые закрыли глаза и просто спят, без затей, наморились, видно, прежде чем до этого стула в телевизоре добраться. А другие, поопытнее, научились спать с открытыми глазами. Тексты, которые там, в телевизоре, читают, не скажу, что одинаковые, но чем-то неуловимым удивительно похожи. Сравним хотя бы названия: Директивы, Основные направления, Обращение президента и тому подобное. Тексты под этими названиями тоже близкие, хотя слова могут не совпадать. Но сделано, всё равно, ничего не будет, кроме, может быть, более модных ракет.

Кроме верхов, указующих направление путей-дорог, есть большая армия способствующих и призывающих. Когда я начинал свою деятельность, Советский Союз выполнял очередную пятилетку, в которой каждый год имел своё отдельное название в виде указующего причастия, как у эскадренных миноносцев. Точные названия в памяти не сохранились, а примерно они выглядели так: Основополагающий, Решающий, Завершающий или что-то в этом роде. Названия должны были вести и способствовать.

Кроме того, для создания атмосферы соревновательности профсоюз заказал в типографии плакаты наглядной агитации с ярко-красочными текстами, например: Здесь работает лучшая бригада нашего предприятия, или скромнее Здесь работает бригада, борющаяся за звание лучшей в предприятии. Эти дацзыбао городской комитет профсоюзов рассылал предприятиям. У нас их получал Борис руководитель производственнноого сектора нашего местного комитета. Вообще-то он был конструктором и сидел в общем зале рядом со мной. Плакаты складывали на полу между нашими столами. Борис охотно раздавал их всем желающим, но таких было немного. Гора бумаги росла.

Однажды к нам зашёл по делам коллега Гриша руководитель инженерной группы ремонтной организации. Он увидел красивые разноцветные листы и поинтересовался: Ух, ты! А можно мне взять? Борис милостиво разрешил. О дальнейших событиях нам через несколько недель рассказал Гриша.

Он повесил плакат о лучших на дверях комнаты своей бригады. Снаружи, конечно. Их предприятие посещал секретарь райкома (старики помнят такого начальника). Он с директором обходил этажи, увидел красочную бумагу и поинтересовался, кто здесь работает. Директор гордо сообщил: Наш мозговой центр. Секретарь распахнул дверь, и гордости у директора резко поубавилось. Из дверей вырвался столб табачного дыма, а санитарная обстановка в мозговом центре производила грустное впечатление. Секретарь райкома грозно распорядился, указывая на плакат: Убрать! И добавил: Это издевательство!

Вскоре на столе у Гриши зазвонил внутренний телефон, и директорский голос сказал: Зайди. Пока Гриша шёл по лестнице и двум этажам, полдюжина человек сказали ему: Ну, ты даёшь! Сними сейчас же. Директор не был оригинален. Гриша пошёл обратно и подумал: А что, если я не сниму? Вспомнит об этом кто-нибудь завтра? Гриша сделал паузу и добавил: Висит до сих пор.

С тех пор прошло полвека. Мало что изменилось в бывшем Советском Союзе нынешней России. Вот только Гриша, к сожалению, умер.

Апрель 2019 года

    Privater Identifikationscode 4f7f37082914450389865e4b0993f867 S

 Homepage